Российское законодательство о принудительной вакцинации против коронавируса

Данный текст является переводом заключения Amicus Curiae, которое эксперты и юристы Института направили в марте 2022 года в Европейский Суд по правам человека по делу Тэвенон против Франции (Thevenon v. France, application no. 46061/21)

Краткое изложение выводов

Вакцинация против COVID-19 и других инфекционных заболеваний преимущественно регулируется региональным, а не федеральным законодательством. Последнее же фокусируется на трёх основных вопросах:

  • график вакцинации;
  • перечень профессиональных сфер, работники которых подвержены высокому риску распространения инфекций и на которых ложится обязанность пройти вакцинацию;
  • перечень законных оснований для отстранения невакцинированных от работы или для перевода на удалённый режим выполнения трудовых обязанностей.

Региональное законодательство обязывает вакцинироваться в основном работников образовательной, медицинской и социальной сфер, а также предприятий по предоставлению услуг общественного питания, красоты, спорта и культуры. В большинстве регионов России был установлен минимальный процент сотрудников, которые обязаны пройти вакцинацию, а также разрешён отказ от вакцинации по медицинским показаниям. Однако лишь в четверти регионов России были предусмотрены конкретные последствия отказа от вакцинации при отсутствии проблем со здоровьем – отстранение от работы или удалённый режим исполнения обязанностей.

Российское законодательство позволяет оспаривать как региональные нормативно-правовые акты, так и индивидуально применяемые меры. Однако на момент подготовки данного исследования1на март 2022 года дел, закончившихся успешным обжалованием законодательства субъектов в российских судах, мы обнаружить не смогли.

Судебная практика по обжалованию мер индивидуального характера (например, отстранения от работы) показывает недопустимость отказа от вакцинации против COVID-19 вне зависимости от процента вакцинированных работников в конкретной организации-работодателе.

Исключения составляют случаи, когда заявители смогли должным образом доказать наличие медотвода.

Федеральное законодательство о вакцинации

В соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 11 Федерального закона от 30 марта 1999 года № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (далее – Закон № 52-ФЗ) работодатели обязаны соблюдать санитарно-эпидемиологические требования законодательства и исполнять соответствующие решения, принятые уполномоченными должностными лицами, в частности, главным государственным санитарным врачом субъекта (пункт 3 статьи 46 Закона № 52-ФЗ).

Данный закон содержит перечень профилактических прививок, проводимых в целях предотвращения возникновения и распространения инфекционных заболеваний (пункт 2 статьи 25, пункты 1, 3 статьи 29, статья 35). Профилактическая вакцинация проводится в соответствии с национальным календарём2приказ Минздрава России от 21 марта 2014 года № 125н., а в случае угрозы распространения инфекционных заболеваний главный санитарный врач региона и его заместители могут принимать обязательные решения о профилактической вакцинации граждан или отдельных их групп по эпидемическим показаниям3подпункт 6 пункта 1 статьи 51 Закона № 52-ФЗ; пункт 2 статьи 10 Федерального закона от 17 сентября 1998 года № 157 «Об иммунопрофилактике инфекционных заболеваний».

На момент подготовки данного материала4на март 2022 года вакцинация от COVID-19 является одной из обязательных профилактических прививок, внесённой Минздравом РФ 9 декабря 2020 года в национальный календарь.

Гражданин имеет право отказаться от профилактических прививок – оно закреплено частью 3 статьи 20 Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – Закон об охране здоровья), пунктом 1 статьи 5 и пунктом 2 статьи 11 Закона об иммунопрофилактике.

Отказ от профилактической вакцинации обычно представляется в письменной форме. Пункт 2 статьи 5 Закона об иммунопрофилактике, в частности, гласит, что отсутствие профилактических прививок влечёт за собой отказ в приёме на работу или отстранение от работы, выполнение которой связано с высоким риском инфекционных заболеваний. Перечень профессий «высокого риска» утверждён постановлением Правительства Российской Федерации от 15 июля 1999 года № 825 (далее – Перечень). Среди них обозначены следующие виды работ:

  • сельскохозяйственные, гидромелиоративные, строительные и другие работы по выемке и перемещению грунта, заготовительные, промысловые, геологические, изыскательские, экспедиционные, дератизационные и дезинсекционные работы на территориях, неблагополучных по инфекциям, общим для человека и животных;
  • вырубка, расчистка и благоустройство лесов, зон отдыха и отдыха населения на территориях, неблагополучных по инфекциям, общим для человека и животных;
  • работы в организациях по заготовке, хранению, переработке сырья и продуктов животноводства, полученных из хозяйств, неблагополучных по общим для человека и животных инфекциям;
  • работы по заготовке, хранению и переработке сельскохозяйственной продукции на территориях, неблагополучных по инфекциям, общим для человека и животных;
  • работы по убою скота, имеющего риски заболевания инфекциями общими для человека и животных, заготовке и переработке мяса и полученных из него мясных продуктов;
  • работа по уходу за животными и содержанием животноводческих помещений в животноводческих хозяйствах, неблагополучных по инфекциям, общим для человека и животных;
  • работы по отлову и содержанию безнадзорных животных;
  • обслуживание канализационных сооружений, оборудования и сетей;
  • работа с больными инфекционными заболеваниями;
  • работа с живыми культурами возбудителей инфекционных болезней;
  • работа с кровью человека и биологическими жидкостями;
  • работа в организациях, осуществляющих образовательную деятельность.

Из этого следует, что лицам, занятым в сферах из Перечня выше, для допуска к работе необходимо пройти противокоронавирусную вакцинацию; в противном случае им грозит отстранение от работы.

Особого внимания заслуживает статья 76 Трудового кодекса РФ: она предусматривает, что в период отстранения от работы заработная плата работнику не выплачивается. В случае, если работник может работать удалённо, работодатель вправе, но не обязан, предоставить работнику такую возможность5статья 312.9 ТК РФ.


Региональное законодательство об обязательной вакцинации лиц отдельных профессий

В каждом субъекте России действует своё законодательство о вакцинации против COVID-19.

С началом пандемии везде были введены требования об обязательной вакцинации отдельных категорий граждан, а в подавляющем большинстве регионов были установлены минимальные процентные пороги по количеству работников отдельных сфер, обязанных пройти противокоронавирусную вакцинацию. Это требование затрагивает не только сотрудников, оформленных в соответствии с трудовым законодательством, но и нанятых по гражданско-правовым соглашениям. К наиболее часто повторяющимся в региональном регулировании категориям относятся работники следующих сфер:

  • торговля;
  • пищевая промышленность и общественное питание;
  • услуги населению: почтовые и финансовые организации, многофункциональные центры предоставления государственных и муниципальных услуг, центры социального обслуживания, учреждения здравоохранения и т.д.;
  • индустрия красоты и здоровья: салоны красоты и СПА, бани, фитнес-центры, бассейны и т.д.;
  • общественный транспорт и такси;
  • культура: театры, кинотеатры, концертные залы; досуговые и развлекательные мероприятия; выставочные залы, музеи и т.д.;
  • бытовые услуги, в том числе прачечные, химчистки и другие подобные предприятия;
  • образование и воспитание детей: игровые комнаты, развлекательные центры, помещения для проведения образовательных мероприятий и т.п.

В подавляющем большинстве регионов России законодательство устанавливает, что не менее 80% работников данных сфер подлежат обязательной вакцинации. При этом в одних регионах конкретная численность (или процентное соотношение) не регламентируется, а в других – различается в зависимости от категорий работников.

Например, в Ленинградской области минимум 95% работников медицинских, образовательных и социальных учреждений должны быть вакцинированы, а для других регулируемых сфер этот порог составляет 80%.

Кроме того, субъекты регламентируют основания для отказа от вакцинации: в подавляющем большинстве региональных законов среди них установлен отказ по медицинским показаниям, а некоторые документы наряду с этим допускают отвод от вакцинации для тех, кто переболел коронавирусом в течение предшествующих шести месяцев.

В ¾ российских регионов не установлены специальные последствия отказа граждан от обязательной вакцинации. Отстранение непривитых работников в качестве единственной меры предусмотрено лишь в нескольких субъектах; чаще региональные законы предусматривают либо временное отстранение, либо перевод на удалённую работу.


Судебная практика по оспариванию регионального законодательства

Российское законодательство предусматривает возможность судебного оспаривания нормативно-правовых актов в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса административного судопроизводства РФ.

Во внутрироссийской практике по COVID-19 мы обнаружили несколько судебных дел, в рамках которых заявители пытались оспорить законодательство субъектов, касающееся различных мер по борьбе с коронавирусной инфекцией. Но никому из заявителей довести дело до победы не удалось.

Суды субъектов во всех изученных нами случаях оставили принятые на региональном уровне нормативные акты без изменений. В мотивировочной части решения суды указывали, что органы власти субъектов Российской Федерации в условиях режимов чрезвычайного положения или повышенной готовности уполномочены на введение мер принудительного характера в отношении граждан и организаций на своей территории, а выбор конкретных ограничительных мер и способов их реализации находится в ведении региональных органов власти и зависит от эпидемиологической ситуации в соответствующем субъекте.

Хабаровский краевой суд, например, отметил, что действующее законодательство предусматривает возможность отказа от вакцинации по медицинским показаниям, что свидетельствует о соразмерности и разумности принятых регионом положений6Хабаровский краевой суд / дело № 3а-2/2022.

Одно из аналогичных дел об оспаривании7Первый апелляционный суд общей юрисдикции / дело № 66а-4918/2021 касалось введения обязательного порога количества вакцинированных работников в образовательном учреждении. Калининградская учительница обжаловала, среди прочего, требование о принудительной противокоронавирусной вакцинации и, как следствие, невозможность продолжать свою профессиональную деятельность в случае отказа от неё.

Национальные суды решили прекратить производство по делу, посчитав, что соответствующее постановление главного государственного санитарного врача Калининградской области было адресовано руководителям образовательных учреждений, а значит, не затрагивало права административной истицы. Поскольку учительница и так была освобождена от вакцинации по медицинским показаниям и на неё оспариваемые требования не распространялись, Суд не нашёл нарушения её прав.

Подводя итог: проводя исследование, мы не обнаружили случаев успешного судебного обжалования регионального законодательства о принудительной вакцинации8по состоянию на март 2022 года.


Судебная практика по оспариванию отдельных индивидуальных мер

Дела об отстранении от работы или расторжении трудовых договоров рассматриваются судом в порядке, предусмотренном Гражданским процессуальным кодексом РФ.

Мы нашли ряд судебных решений, в которых заявители – работники сферы торговли, образования, культуры, военные – пытались обжаловать отдельные меры, предпринятые в отношении них в связи с отказом от обязательной вакцинации, и только в одном случае (на март 2022 года) истцу удалось добиться успеха9Ворошиловский районный суд города Волгограда / дело № 2-2386/2021.

Истицей по вышеупомянутому делу была портниха из Волгограда: Краснооктябрьский районный суд города постановил10Краснооктябрьский районный суд города Волгограда / дело № 2-3600/2021, что на неё не распространяется требование об обязательной вакцинации, поскольку её профессия не охватывалась перечнем сфер, работники которой обязаны ставить прививки.

Суд также проанализировал частную ситуацию заявительницы, указав, что она не контактировала с неограниченным числом людей при выполнении своих профессиональных обязанностей. Приостановка её деятельности была признана незаконной.

В остальных проанализированных нами делах индивидуальные меры в отношении истцов отменены не были. В ряде случаев суды отмечали, что истцы не смогли доказать наличие медотвода, оправдывающего отказ от прививки11Курский областной суд / дело № 33-384/2021. Некоторые решения затрагивали вопросы необходимости и соразмерности такой меры, как вакцинация от коронавируса12Нижегородский областной суд / дело № 33-1474/2022, а также анализировали особенности профессий истцов13Верховный суд Республики Саха (Якутия) / дело № 33-4116/2021.

Примечательно, что в нескольких решениях российские суды отклоняли доводы истцов о том, что минимальное количество вакцинированных сотрудников конкретной организации уже было привито, а следовательно, работодатель выполнил требования, установленные региональным законодательством. Несмотря на это суды установили, что они были обязаны пройти вакцинацию и/или что их отстранение от работы было законным14Пролетарский районный суд города Тулы / дело № 2-1972/2021, Костромской областной суд / дело № 33-2671/2021, Тульский областной суд / дело № 33-4227/2021, Тульский областной суд / дело № 33-4126/2021.

Таким образом, российские суды интерпретируют региональное законодательство как не допускающее каких-либо отступлений от требования обязательной вакцинации, за исключением случаев, когда у истца имеется отвод по медицинским показаниям15Владимирский областной суд / дело № 33-4665/2021. При этом такой подход не зависит от общего количества привитых сотрудников конкретной организации.

Исследованные нами дела
Кликните по стрелке справа, чтобы раскрыть список
  • Хабаровский краевой суд / дело № 3а-2/2022
  • Пятый апелляционный суд общей юрисдикции / дело № 66а-100/2022
  • Верховный суд Республики Саха (Якутия) / дело № 3а-61/2021
  • Третий апелляционный суд общей юрисдикции / дело № 66а-1558/2021
  • Липецкий областной суд / дело № 3а-81/2021
  • Первый апелляционный суд общей юрисдикции / дело № 66а-4918/2021
  • Забайкальский краевой суд / дело № 3а-195/2021
  • Верховный суд Чувашской Республики / дело № 3а-322/2021
  • Московский городской суд / дело № 33-7684/2020
  • Ворошиловский районный суд города Волгограда / дело № 2-2386/2021
  • Пролетарский районный суд города Тулы / дело № 2-1972/2021
  • Курский областной суд / дело № 33-384/2021
  • Нижегородский областной суд / дело № 33-1474/2022
  • Костромской областной суд / дело № 33-2671/2021
  • Тульский областной суд / дело № 33-4227/2021
  • Тверской областной суд / дело № 33-4811/2021
  • Владимирский областной суд / дело № 33-4665/2021
  • Верховный суд Республики Саха (Якутия) / дело № 33-4116/2021
  • Тульский областной суд / дело № № 33-4126/2021
  • Ярославский областной суд / дело № 33-7633/2021
  • Краснооктябрьский районный суд города Волгограда / дело № 2-3600/2021