Обыск, осмотр, обследование: права человека и интересы следствия

27.01.2022 Александр Брестер (при участии Полины Куракиной, Виолетты Фицнер и Елены Юришиной)
Иллюстрация: Наталья Фатих

_____________________________________________________

Эти следственные действия (обыски и выемки. – А. Б.) до такой степени вносят смуту в жизнь честного человека и в отношение к нему окружающих, что должны быть предпринимаемы с большой осторожностью.

Анатолий Кони1Кони А.Ф. Избранные произведения: в 2 т. Т. 1. М. : Госюриздат, 1959. С. 607.

Краткое изложение доклада

В 2018-2020 годах суды в России санкционировали около 220 тысяч обысков, осмотров и обследований в год. Обследования и осмотры – это оперативно-розыскные действия, которые на практике почти не отличаются от обысков. Однако поведение следственных органов в случае обследований и осмотров регулируется менее детально.

С точки зрения ограничения конституционных прав обыск – самое жёсткое следственное действие из предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом (далее – УПК РФ). Следователь должен прибегать к обыску в непростой следственной ситуации, когда ему нужно собрать следственный материал и есть риск, что доказательства будут сокрыты путём их намеренного уничтожения. Если же этот риск минимален или информацию можно получить иначе, обыск применяться не должен. Чем легче предполагаемое правонарушение, тем менее чувствительными должны быть принимаемые в ходе расследования меры, – из этого принципа исходит Европейский Суд по правам человека (далее – ЕСПЧ).

Одна из главных болевых точек в проведении обыска в России – недоступность правовой помощи физическим и юридическим лицам, в отношении которых проводится обыск. Российские суды исходят из позиции, что «никто адвоката ждать не обязан, но если он придёт и ясно заявит о себе – нужно пустить». Однако те, кто проводят обыск, предпочитают не пускать пришедших на него адвокатов. Это почти никогда не приводит к признанию обыска незаконным. Присутствие адвоката необходимо, кроме прочего, потому, что в ходе обыска, находясь в диалоге, человек, у которого он проводится, может невольно предоставить нужные показания, даже если формально в этот момент он остаётся свидетелем.

Российские суды удовлетворяют около 96% ходатайств следственных органов на обыски, осмотры и обследования (суды копируют запросы правоохранительных органов, не запрашивая дополнительный материал и не конкретизируя предметы поиска). При этом как на предварительном этапе, так и при последующем контроле законности обысков суды не делают акцент на то, что тем самым они санкционируют самое ограничительное и оказывающее психологическое давление следственное действие. Они не оценивают основания и пропорциональность вмешательства в права граждан и крайне редко признают обыски незаконными, тем самым пренебрегая конституционными правами.

Такой подход противоречит практике ЕСПЧ, который считает его выходом «за рамки разумного». Европейский Суд требует, чтобы предметы поиска были конкретизированы, а в целом обыски воздействовали на жизнь людей в разумных пределах.

Обыск в России потерял своё предназначение – следователи пренебрегают этическими нормами, используя обыск как средство давления на людей и способ изъятия технических средств, в которых сосредоточена большая часть данных о жизни современного человека. Очень часто правоохранительные органы в избыточном количестве изымают не нужные им предметы и документы, которые всё реже становятся доказательствами по делу. Использование обысков и других мероприятий оперативно-розыскной деятельности как средства устрашения оказывает на людей, включая детей, сильное травмирующее воздействие.

Поскольку для проведения обыска необходимо возбуждение уголовного дела, российское следствие всё чаще использует две другие процедуры оперативно-розыскной деятельности. Осмотр и обследование помещений лишь в минимальной степени регламентированы, но они позволяют следственным органам делать практически всё то же, что они делают при обыске. Граница между этими процедурами в законе, в науке и в юридической практике проведена нечётко. Сотрудникам полиции практически никогда не предъявляются обвинения в превышении полномочий, когда они вместо, например, осмотра фактически проводят обыск, объявляя место осмотра «местом происшествия».

Ещё более популярным у следственных органов становится «обследование». Эту процедуру можно проводить по анонимным обращениям и непроверенной оперативной информации. Лишь 18% обследований заканчивается возбуждением дел, при этом количество незаконных изъятий имущества и документов возрастает. Ограничений на проведение осмотров и обследований у следственных органов почти нет, и на деле эти процедуры не отличить от обыска (например, во всех этих случаях следственные органы запрещают передвигаться, общаться и пользоваться связью).

Процедуры оперативно-розыскной деятельности (обследование и осмотр) дали правоохранительным органам возможность фактически проводить обыски без возбуждения уголовного дела, по неясной процедуре и без возможности их обжаловать быстро и по чётким правилам. Эта подмена противоречит закону и нарушает права граждан и организаций.

Для адвокатов, несмотря на недавнюю регламентацию обысков у них новой статьёй УПК РФ, обыски остаются существенной частью общей картины нарушения их прав. Вдобавок правоохранительные органы стали прибегать к обследованиям адвокатских помещений с изъятием конфиденциальных документов. Найдя для обыска другое слово, правоохранители делают всё то же самое с меньшей защитой для «обследуемых». У юристов и правозащитников, не обладающих статусом адвокатов, никакой защиты при оперативно-розыскных мероприятиях нет, в то время как ЕСПЧ считает, что им нужны дополнительные гарантии. Использование обследований и осмотров для поисковых мероприятий недопустимо. Деятельность правоохранительных органов должна регулироваться не принципом «разрешено то, что прямо не запрещено», а принципом «разрешено лишь то, что прямо разрешено». Необходимо предусмотреть право на присутствие адвоката во время обыска, особенно в случае, когда обыск проводится по фактическому подозрению. Это право перестанет быть декларативным, если суды начнут признавать незаконными обыски, в ходе которых адвокат не был допущен на обыск. Присутствие адвоката в значительной степени изменит картину давления – человек не будет один на один с людьми в погонах и масках. В законе должны появиться нормы, направленные на уважение человеческого достоинства при обыске. Процедуры обследования и осмотра должны быть регламентированы, следует предусмотреть кассационный порядок обжалования решений о проведении оперативно-розыскных мероприятий.

_____________________________________________________

Введение


Глава 1. Обыск как следственное действие


Глава 2. Судебный контроль за обысками в жилище


Глава 3. Требования к содержанию решения суда или следователя об обыске согласно позициям Верховного Суда РФ и ЕСПЧ


Глава 4. Обыск и подозрение. Допуск адвоката при обыске


Глава 5. Этика и процедура проведения обыска


Глава 8. Предложения и рекомендации


_____________________________________________________

Об авторе

Александр Брестер – кандидат юридических наук, советник Адвокатского бюро «Хорошев и партнёры». Автор более 40 научных работ по уголовному процессу, а также вебинаров и тренингов по проблемам уголовного процесса, стратегического правосудия, адвокатуры и судоустройства.

_____________________________________________________


_____________________________________________________

Благодарность

Выражаю признательность коллективу Института права и публичной политики, каждый сотрудник которого так или иначе внёс свой вклад в идею, содержание и оформление данного текста.

Благодарность моим коллегам, которые стали первыми читателями доклада и чьи замечания позволили удостовериться в корректности рассуждений и выводов – Максиму Никонову, Дарьяне Грязновой и Александре Сучковой, а также коллективу Адвокатского бюро «Хорошев и партнеры», с которыми мы вместе уже несколько лет стараемся менять практику в такой непростой области как уголовный процесс.

_____________________________________________________


_____________________________________________________

О докладе

Редактор: Борис Грозовский
Корректор: Маша Сидорович
Иллюстрации: Наталья Фатих
Инфографика: Елена Юришина
Медиа-сопровождение: Екатерина Голенкова и Елена Юришина
© Брестер А.
© Институт права и публичной политики

Текст доклада актуализирован по состоянию на январь 2022 года

Библиографическое описание

Брестер А. Обыск, осмотр, обследование: права человека и интересы следствия. – Москва: Институт права и публичной политики. 2022.

Лицензия Creative Commons
Произведение «Обыск, осмотр, обследование: права человека и интересы следствия» созданное автором по имени Александр Брестер, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.
Основано на произведении с http://reports.ilpp.ru/search-and-seizure/.
Разрешения, выходящие за рамки данной лицензии, могут быть доступны на странице https://academia.ilpp.ru/.


Дискуссия по мотивам доклада

С участием Александра Брестера, Кирилла Титаева, Тамары Морщаковой, Дарьяны Грязновой, Андрея Гривцова, Веры Гончаровой и Егора Сковороды. Модерировал встречу Борис Грозовский.