Приложения

Иллюстрация: Наталья Фатих

Приложение № 1.
Порядок проведения обысков в присутствии детей

Авторы: Полина Куракина и Виолетта Фицнер

Введение

Национальное законодательство России и международные договоры не регулируют конкретные обязанности правоохранительных органов при проведении обыска в присутствии несовершеннолетних, а устанавливают общие принципы защиты прав ребёнка, которыми государства должны руководствоваться при осуществлении любых действий в отношении детей. Детализированные рекомендации и инструкции по поведению в отношении несовершеннолетних, находящихся в обыскиваемом помещении, как правило, содержатся в подзаконных актах и распоряжениях соответствующих департаментов и министерств.

На практике обыски нередко проводятся в присутствии несовершеннолетних. Во время проведения таких процессуальных действий сотрудники правоохранительных органов могут применять физическую силу по отношению к родителям на глазах у детей, угрожать родителям и унижать их в присутствии детей, повреждать имущество, включая детские игрушки, что может негативно отразиться на психологическом здоровье детей.

Далее мы рассмотрим национальные нормы Российской Федерации, касающиеся защиты прав детей при обысках, международно-правовое регулирование и практику иностранных государств по этому вопросу.

1. Национальное регулирование защиты прав ребёнка при обысках в России

Ни в статье 92 УПК РФ, ни в статье 14 Закона о полиции, регулирующих порядок проведения обыска, ни в каких-либо других положениях законодательства России не содержатся требования об учёте интересов ребёнка, присутствующего при проведении обыска. Однако в национальном законодательстве существуют общие нормы, которые в любом случае применяются в отношении детей при проведении обыска.

Так, статья 21 Конституции Российской Федерации закрепляет важность охраны достоинства личности и запрет на пытки, насилие, другое жестокое или унижающее человеческое достоинство обращение. В статье 23 Конституции предусматривается защита неприкосновенности частной и семейной жизни. В части 1 статьи 38 устанавливается, что детство находится под защитой государства. Наконец, в статье 41 закрепляется право человека на охрану здоровья. Более того, в части 1 статьи 17 устанавливается, что в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.

В этой связи в постановлении от 18 июля 2013 года № 19-П Конституционный Суд указал на приоритетный порядок обеспечения безопасности каждого ребёнка от преступных посягательств и от неблагоприятного воздействия на его нравственность и психику, которое может существенным образом повлиять на развитие его личности, даже не будучи выраженным в конкретных противоправных деяниях.

Защита прав ребёнка в Российской Федерации осуществляется на федеральном уровне. Федеральный закон от 24 июля 1998 года № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации» в части 1 статьи 3 в качестве цели государственной политики в интересах детей выделяет содействие физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию детей, а также защиту детей от факторов, негативно влияющих на их развитие. Кроме того, Федеральный закон от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» в части 1 статьи 7 определяет охрану здоровья детей как одно из важнейших и необходимых условий физического и психического развития детей.

Следовательно, несмотря на отсутствие каких-либо специальных норм, регламентирующих порядок проведения обыска в присутствии детей, на последних в любом случае распространяются все те общие гарантии, закреплённые как в Конституции, так и в федеральном законодательстве.

2. Международные нормы защиты прав ребёнка при обысках

В контексте международного регулирования можно выделить два типа норм, которые относятся к правам ребёнка при обысках – специальные нормы, устанавливающие права детей, и общие нормы, устанавливающие, например, право на частную и семейную жизнь, физическое и психологическое здоровье и иные базовые права человека.

  • Права ребёнка на уровне ООН

Специальные нормы, касающиеся прав ребёнка, содержатся в Международном пакте о гражданских и политических правах (далее – МПГПП; статья 24 об особой охране прав ребёнка), в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (далее – МПЭСКП; часть 3 статьи 10 об особой охране прав ребёнка, пункт «а» части 2 статьи 12 о сокращении детской смертности и здоровом развитии ребёнка), а также ряд положений Конвенции о правах ребёнка. В контексте обысков наиболее любопытны статьи 3, 16 и 19 Конвенции о правах ребёнка. Эти положения обязывают уделять внимание «наилучшему обеспечению интересов ребёнка»1Статья 3 Конвенции о правах ребёнка. во всех действиях в отношении детей, принимать все необходимые меры с целью защиты ребёнка от любых форм физического или психологического насилия2Статья 19 Конвенции о правах ребёнка. и устанавливают запрет на произвольное и незаконное вмешательство в осуществление права ребёнка на личную жизнь, семейную жизнь, неприкосновенность жилища3Статья 16 Конвенции о правах ребёнка..

Комитет по правам ребёнка указывал в своих отчётах на необходимость выработки адекватных методов проведения процедуры задержания4Committee on the Rights of the Child, Report and Recommendations of the Day of General Discussion on “Children of Incarcerated Parents”, 30 September 2011 (дата обращения: 26.11.2021)., в том числе подробных правил поведения для правоохранительных органов в ситуациях, когда задержание родителей происходит в присутствии их ребёнка5Ibid.. Очевидно, что подобные рекомендации применимы и к ситуациям проведения обыска в присутствии детей (как в случае задержания родителей, так и без такового).

Из общих норм можно выделить право человека на частную и семейную жизнь (статья 17 МПГПП6И в ряде региональных Конвенций – см. статью 11 Американской конвенции о правах человека, Африканскую конвенцию и др.) и право на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья (статья 12 МПЭСКП)7Комитет по экономическим, социальным и культурным правам в замечании общего порядка № 14 подчёркивал особую важность защиты здоровья детей. См.: CESCR General Comment No. 14: The Right to the Highest Attainable Standard of Health (Art. 12), § 22-24 (дата обращения: 26.11.2021). Эти права являются общепризнанными и отражают базовые принципы, установленные ещё во Всеобщей декларации прав человека (статья 12 и статья 25)8Всеобщая декларация прав человека. Принята резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 года..

Российская Федерация ратифицировала все вышеупомянутые международные договоры, а значит, правоохранительные органы должны руководствоваться вышеперечисленными принципами при проведении следственных действий и, в частности, при проведении обысков в присутствии несовершеннолетних.

  • Права ребёнка на уровне Европейской Конвенции по правам человека

Из прикладных соображений мы остановимся только на одной региональной конвенции – Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – ЕКПЧ), членом которой является Российская Федерация. Проведение обыска в присутствии несовершеннолетних потенциально может привести к нарушению их прав, предусмотренных статьями 3 и 8 Конвенции. Данные права относятся к числу общих прав человека. Специальные права ребёнка в тексте ЕКПЧ не содержатся.

Статья 3 ЕКПЧ

В соответствии со статьёй 3 ЕКПЧ «никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию». Наравне со статьёй 2 ЕКПЧ эта статья не допускает отступлений от закреплённых в ней прав. Следовательно, государство не может оправдывать нарушения этой статьи положениями законодательства, наличием законной цели и необходимостью ограничения в демократическом обществе.

Чтобы установить факт бесчеловечного или унижающего достоинство обращения, необходимо продемонстрировать, что был достигнут «минимальный уровень тяжести» нарушения в действиях (или бездействии) государства по отношению к жертве9 ECtHR, Nevmerzhitsky v. Ukraine, 2005, § 50.. При этом для установления данных фактов ЕСПЧ применяет стандарт доказывания «вне разумных сомнений»10ECtHR, Gutsanovi v. Bulgaria, 2013, § 113, citing Salman v. Turkey [GC], no. 21986/93, § 100.. ЕСПЧ признавал, что чувство страха, унижения и неполноценности, вызванное действиями органов государства, может в определённых случаях считаться унижающим достоинство обращением11ECtHR, Kudła v. Poland, 2000, § 92.. Эти выводы были подтверждены в делах, связанный с обысками в жилых помещениях, и причинении такими действиями травмы участникам12ECtHR,Gutsanovi v. Bulgaria, Govedarski v. Bulgaria, Slavov and others v. Bulgaria..

Ключевое дело по вопросу нарушения статьи 3 в отношении детей, находящихся при обыске, – Gutsanovi v. Bulgaria13ECtHR, Gutsanovi v. Bulgaria, 2013, § 137.. В этом деле Суд установил, что проведённый обыск в жилище и задержание отца на глазах у детей вызвало у них острую тревогу и чувство страха, а у одной из дочерей возобновилось заикание. Суд пришёл к выводу, что данные последствия свидетельствуют о бесчеловечном и унижающим достоинство обращении14Ibid., § 134..

При рассмотрении данного дела ЕСПЧ уделял внимание следующим факторам:

  • характер задержания (длительность операции, время обыска, поведение представителей власти);
  • учитывался ли факт нахождения детей в доме при планировании операции;
  • подтверждает ли диагноз врача ухудшение психологического состояния детей после задержания их отца;
  • был ли обыск санкционирован судом.

Суд сделал следующие выводы:

  • Операция имела длительный характер, обыск был начат в 6 утра, что увеличило вероятность нахождения детей дома. Применение силы сотрудниками (входная дверь дома была взломана, подозреваемый обездвижен вооружёнными офицерами в масках, силой уведён в наручниках) было чрезмерным и неоправданным15Ibid., § 125, 127..
  • При планировании операции не учитывалась возможность нахождения детей при обыске, этот факт не упоминался на брифинге, а предупреждения охранника дома были проигнорированы16Ibid., § 131..
  • Медицинские документы подтвердили, что обыск повлёк за собой серьёзные последствия для психологического здоровья детей задержанного17Ibid., § 134..
  • Отсутствие предварительного судебного рассмотрения необходимости и законности обыска оставило планирование операции полностью на усмотрение полиции и органов уголовного расследования, не обеспечило соблюдение прав и законных интересов детей задержанного18Ibid., § 133..

На основании этого ЕСПЧ пришёл к выводу, что действия сотрудников полиции не соответствовали требованиям статьи 3 ЕКПЧ.

Вслед за делом Gutsanovi v. Bulgaria19Ibid. ЕСПЧ вынес несколько решений, повторяющих предыдущие выводы, в делах Govedarski v. Bulgaria20Ibid. и Slavov and others v. Bulgaria21ECtHR, Slavov and others v. Bulgaria, 2005.. Так что позицию Суда можно считать устоявшейся.

Похожая проблема была рассмотрена ЕСПЧ в отношении Российской Федерации в деле A v. Russia22ECtHR, A v. Russia, 2019. Это дело не затрагивало обыск в доме, но относилось к задержанию родителя с применением силы на глазах ребёнка. В данном деле сотрудники Федеральной Службы по контролю за оборотом наркотиков (далее – ФСКН) в гражданской одежде задержали и избили подозреваемого в присутствии его 9-летней дочери возле школы. Три из четырёх факторов, указанных выше, были рассмотрены судом в этом деле – характер задержания, учёт присутствия ребёнка при планировании операции, наличие психологических последствий для ребёнка.

В отличие от Gutsanovi v. Bulgaria, судебная санкция на данное следственное действие не требовалась. ЕСПЧ посчитал, что физическая сила, применённая при задержании, была чрезмерна, при планировании операции не учитывались интересы ребёнка23Ibid., § 67., у которого впоследствии развился посттравматический синдром24Ibid., § 19.. На основании этого ЕСПЧ пришёл к выводу, что в данном деле имело место нарушение статьи 3 ЕКПЧ25Ibid., § 69.. Отдельным нарушением являлся отказ от возбуждения уголовного дела о превышении должностных полномочий сотрудниками ФСКН.

Таким образом, ЕСПЧ не пришёл к выводу, что проведение обысков и задержаний должно быть полностью запрещено в присутствии детей, он чётко указал, что их присутствие должно учитываться правоохранительными органами при планировании операций.

Статья 8 ЕКПЧ

Согласно части 1 статьи 8 ЕКПЧ, «каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции». В решении по делу McLeod v. the United Kingdom ЕСПЧ указывал, что нарушение статьи 8 ЕКПЧ будет установлено, если действия полиции при обыске не пропорциональны законной цели обыска26ECtHR, McLeod v. the United Kingdom, 1998, § 53-57..

В отличие от ранее рассмотренной статьи 3 ЕКПЧ права, предусмотренные в статье 8, могут быть ограничены при соблюдении стандартных критериев – если ограничение предусмотрено законом; преследует законную цель; необходимо в демократическом обществе.

Таким образом, проведение обыска не повлечёт нарушения статьи 8, если:

  • проникновение в жилище осуществлено с соблюдением процедуры, предусмотренной национальным законодательством27ECtHR, L.M. v. Italy, 2005, § 29 and 31. (например, на основании судебного решения или с последующим судебным контролем)28ECtHR, L.M. v. Italy, 2005, § 29 and 31.;
  • ограничение права на частную и семейную жизнь, неприкосновенность жилища обусловлены законной целью. Ею может быть в том числе предотвращение беспорядков или преступлений. Как правило, обыск производится с целью предотвращения преступлений, что не является спорным моментом при доказывании наличия или отсутствия нарушений ЕКПЧ;
  • действия правоохранительных органов при проведении обыска пропорциональны законной цели29ECtHR, McLeod v. the United Kingdom, 1998, § 53-57.. Для признания действий в ходе обыска пропорциональными они должны проводиться на основе решения суда, сформулированного достаточно конкретно30ECtHR, Van Rossem v. Belgium, 2004, § 44-50.. Кроме того, сотрудникам правоохранительных органов следует предпринять разумные и доступные меры предосторожности, включая проверку личности обыскиваемого31ECtHR, Keegan v. the United Kingdom, 2006, § 33-36.. Обычно именно этот критерий позволяет выявить нарушения: законная цель присутствует, но действия властей непропорциональны.

Хотя большая часть практики ЕСПЧ по обыскам фокусируется именно на нарушении статьи 3, действия правоохранительных органов могут так же нарушать право на частную и семейную жизнь. Так, если интенсивность страданий жертвы не достигает необходимого для статьи 3 порога тяжести, остаётся возможным проверить действия правоохранительных органов на соответствие требованиям статьи 8.

3. Правовое регулирование проведения обыска в присутствии детей в зарубежных странах

Наше исследование позволяет сделать несколько выводов по поводу регулирования действий правоохранительных органов при проведении обысков и сопутствующих задержаний в присутствии несовершеннолетних. В основном соответствующие положения содержатся не в законодательстве (на законодательном уровне мы находим лишь общие требования об учёте принципа пропорциональности при принятии решения о назначении обыска и причинении наименьших неудобств), а на уровне внутреннего регулирования соответствующих министерств. Исчерпывающее исследование по данному вопросу находится за рамками настоящего доклада, но ниже будут рассмотрены примеры различных подходов, взятых из практики Франции, Великобритании и Германии.

Во Франции вопрос соблюдения интересов ребёнка при обыске урегулирован в Инструкции от 9 июля 2012 года «О рекомендациях по защите прав детей, присутствующих при обыске жилища органами правопорядка»32Instruction du 9 juillet 2012 relative aux recommandations du défenseur des droits concernant les interventions des forces de sécurité à domicile en présence des enfants (дата обращения: 26.11.2021).. В Инструкции содержится ряд конкретных рекомендаций по планированию операции: учитывать возможность нахождения несовершеннолетних при обыске, назначить ответственного за соблюдение прав несовершеннолетних, заранее учесть необходимость предоставления психологической поддержки детям и поддержки органов соцзащиты. Разработаны рекомендации по обращению с родителями на глазах у детей: не рекомендуется заковывать родителей в наручники и применять к ним силу. Есть и рекомендации по обращению с детьми: рекомендуется разговаривать с ними тихим, спокойным голосом, предварительно сняв маску. Если представители правоохранительных органов подозревают, что ребёнок мог получить психологическую травму, рекомендуется незамедлительно обеспечить ему специализированную помощь.

В Великобритании есть несколько базовых упоминаний о требованиях к порядку проведения обыска на уровне закона. Так, раздел 15 Закона 1984 года «О полиции и доказательствах по уголовным делам» обязывает лицо, подающее заявку на ордер на обыск, указать, находятся ли в помещении, где планируется обыск, иные люди, в том числе дети или уязвимые взрослые33Раздел 15 Закона 1984 года «О полиции и доказательствах по уголовным делам».. Такое требование соответствует обязанности учитывать права несовершеннолетних при планировании, которые мы установили выше при разборе дела ЕСПЧ Gutsanovi v. Bulgaria. Общую норму можно найти и в разделе 11 Закона о детях 2004 года Англии и Уэльса. В разделе 11 установлено требование полиции при выполнении своих функций учитывать необходимость защиты благополучия всех лиц моложе 18 лет34Раздел 11 Закона о детях 2004 года Англии и Уэльса (дата обращения: 26.11.2021).. Это положение отдельно отмечено во внутреннем Своде правил Министерства внутренних дел как применимое к обыскам35Code of practice issued under section 47S of the proceeds of Crime Act 2002 “Search, Seizure and Detention of Property” (England and Wales), January 2018..

Более подробные инструкции мы можем найти на местном уровне. Так, внутренний регламент полиция графства Кент установил несколько положений, направленных на соблюдение прав детей при проведении обыска36Polizeidienstvorschrift (PDV) 382 Bearbeitung von Jugendsachen (дата обращения: 26.11.2021). Он содержит обязанность соблюдать права несовершеннолетних при обыске, обязанность назначать специального члена поисковой группы для рассмотрения воздействия и вреда, связанного с присутствующими детьми. Назначенный офицер должен гарантировать, что поисковая группа полностью осведомлена о присутствии детей и учитывает влияние, которое обыск может на них оказать. Если выявляются серьёзные опасения относительно защиты и благополучия присутствующих детей или подростков, офицер, наблюдающий за поиском, должен связаться с местным представителем органов соцзащиты.

В Германии ни на уровне закона, ни на уровне полицейского регулирования отдельных положений о проведении обыска в присутствии несовершеннолетних найдено не было. Так, Положение полицейской службы 382 «По вопросам работы с несовершеннолетними»37 Searching of premises policy (O02), раздел 5 (дата обращения: 26.11.2021). регулирует исключительно те особенности проведения следственного мероприятия, которые относятся к обыску у несовершеннолетнего, являющегося подозреваемым, – непосредственной целью обыска. Положение устанавливает, например, обязательное присутствие опекуна, правила привлечения третьих лиц (в том числе соцработников) и информирования законного представителя.

В зарубежной практике существуют несколько подходов к тому, как регламентировать действия правоохранительных органов при проведении обысков в присутствии несовершеннолетних. Первый подход – установление нескольких базовых принципов на уровне законодательства и их детализирование на уровне министерства и на локальном уровне (Великобритания). Второй подход – наличие детальных рекомендаций только на уровне специализированных министерств (Франция). Третий подход – регулирование обысков в присутствии несовершеннолетних осуществляется только на основании общих принципов, а более детальное, специализированное регулирование отсутствует (Германия).

В российском законодательстве, как мы показали ранее, есть место лишь общим нормам, регулирующим права детей. По всей видимости, Россия придерживается третьего подхода к решению вопроса о правовом регулировании порядка проведения обыска в присутствии несовершеннолетних. Несмотря на наличие этих общих норм, закреплённых на национальном уровне, а также международных норм, отсутствие специального регулирования затрудняет применение соответствующих принципов и гарантий на практике.

Результатом этого становятся продолжающиеся нарушения со стороны правоохранительных органов России прав детей, присутствующих при обысках.


Приложение № 2.
Жалоба в Конституционный Суд РФ по вопросу возможности проведения оперативного обследования в офисе у адвоката

Заявителем по прилагаемой ниже жалобе выступил М.М. Пугачёв,
его представителями – Александр Брестер и адвокат Иван Хорошев.
Жалоба подана в 2018 году.


Приложение № 3.
Заключение Федеральной палаты адвокатов к жалобе в Конституционный Суд РФ по вопросу возможности проведения оперативного обследования в офисе у адвоката