Глава 8. Предложения и рекомендации

Иллюстрация: Наталья Фатих

В конце августа 2021 года Московская Хельсинская группа совместно с рядом некоммерческих организаций опубликовала свои варианты поправок в УПК РФ в связи с производством обыска1См.: Общественная инициатива памяти Ирины Славиной подготовила поправки в УПК по прекращению злоупотребления обысками // Московская Хельсинская группа. 2021. 26 августа (дата обращения: 26.11.2021). Предложения стали следствием общественной инициативы памяти Ирины Славиной, о деле которой уже упоминалось в тексте. Все предложения, опубликованные в рамках этой инициативы, созвучны представленным в настоящем докладе. Лишь в аспекте обязательного ожидания адвоката можно увидеть существенную разницу: мы предлагаем более мягкий подход. Вот наши предложения:

— 1 —

Необходимо законодательное закрепление принципа «разрешено только то, что прямо разрешено», – как минимум, в законе об оперативно-розыскной деятельности, а как максимум – в Уголовно-процессуальном кодексе.

Наличие подобного нормативного указания не только станет теоретически верным, но и послужит большим подспорьем при обжаловании незаконных действий должностных лиц и при их оценке судом, так как каждый раз нужно будет искать прямую норму, которая разрешает то или иное действие.

— 2 —

Необходимо предусмотреть разъяснение права на присутствие адвоката перед началом обыска и отдельно указать на разъяснение права на защиту, если из оснований обыска можно сделать вывод о фактическом подозрении лица в совершении преступления.

— 3 —

Вопрос с допуском адвоката на обыски (осмотры, обследования) должен быть решён кардинально путём указания в законе на признание обыска незаконным, если адвокат явился, а его не пустили. При этом должен быть предусмотрен механизм, которым адвокат ставит в известность о намерении присутствовать при обыске, его соблюдение должно обеспечивать допуск.

Только признание обысков с недопуском явившегося адвоката незаконными без каких-либо оговорок может помочь решить проблему с нарушением права на защиту, которое, как было выяснено, возникает при обыске в подавляющем большинстве случаев2Подмосковный бизнес-омбудсмен Владимир Головнёв, Федеральный союз адвокатов и АП Мособласти совместно разработали поправки в УПК, обязывающие следователей допускать защитника «с момента прибытия на обыск». Проект был направлен федеральному уполномоченному по правам предпринимателей Борису Титову с предложением внести его в Госдуму в октябре 2020 года. Информации о его внесении в Госдуму на данный момент нет. Cм.: Подмосковный бизнес-омбудсмен поддержал инициативу разработки дополнительных норм, регламентирующих права юридических лиц в уголовном процессе // Портал Правительства Московской области. 2020. 26 октября (дата обращения: 26.11.2021)..

— 4 —

В законе должны появиться нормы, направленные на уважение человеческого достоинства при обыске. Среди прочего обязательно должно быть указано на необходимость избегать создания беспорядка и неуважительного отношения к присутствующим на обыске.

— 5 —

Необходимо конкретизировать процедуру проведения ОРМ «обследование», закрепив запрет производить без согласия лица поиск, открывание запертых дверей, замков, шкафов, сейфов и прочего. Для этого может хватить изменений в открытых ведомственных инструкциях (или их принятие, если у ведомства таковых нет).

— 6 —

Необходимо установить кассационный порядок обжалования судебных решений о проведении ОРМ. Это соответствует позиции Конституционного Суда России (Определения от 14 июля 1998 года № 86-О, от 24 ноября 2005 года № 448-О, от 8 февраля 2007 года № 1-О и № 128-О-П и др.)

— 7 —

Необходимо отдельно указать в законе, что к кассационной жалобе не нужно прикладывать заверенную копию судебного решения об ОРМ, так как таких копий никто не выдаёт и в суде эти копии не хранятся. В соответствии с частью 3 статьи 12 ФЗ от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» такое судебное решение хранится только в органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Сейчас это часто становится формальной причиной отказа в принятии жалобы, несмотря на разъяснения Конституционного Суда.

— 8 —

Необходимо очень чётко прописать, когда действует уголовно-процессуальный порядок обжалования действий, связанных с проведением оперативных мероприятий, а когда – административный:

  • Вариант 1. Оставить обжалование ОРМ только по УПК РФ. Это будет соответствовать позиции Конституционного Суда РФ (см. Постановление от 9 июня 2011 года № 12-П);
  • Вариант 2. Формальным критерием разделения на уголовное и административное судопроизводство может быть наличие поручения следователя. Если есть поручение – УПК РФ. Если нет – Кодекс административного судопроизводства. Это будет соответствовать пункту 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 года № 1.